Профессор Моше Инбар: "Рак молочной железы - вне статистики и обобщений"

радиотерапия.jpg

Каждая женщина опасается рака молочной железы больше любой другой болезни прежде всего потому, что эта болезнь напрямую ассоциируется с полной мастэктомией - удалением груди, главного символа женственности.

При этом, далеко не многим известно, что за последние 30 лет медицина достигла настолько убедительных успехов в ранней диагностике и эффективном лечении рака молочной железы, что благодаря им резко сократилось не только число смертей от этой болезни, но и количество операций по удалению молочной железы.

В настоящее время лечение в Израиле рака груди с проведением полной мастэктомии (удаления всех тканей молочной железы, а также лимфатических узлов, расположенных в подмышечной области), производится крайне редко. Врачи-онкологи прилагают все усилия к тому, чтобы сохранить женщине не только жизнь, но и - женственность.

- Еще в студенческие годы, около сорока лет назад, мне довелось пройти стажировку в крупнейшей больнице Парижа, - рассказывает профессор Моше Инбар, глава департамента онкологии крупнейшего в Тель-Авиве государственного медицинского центра "Ихилов". - Впоследствии - в ходе двух интенсивных курсов повышения квалификации в Лондоне и в Хьюстоне в штате Техас - я досконально изучил методики, с помощью которых самая прогрессивная на Западе медицина пыталась спасти грудь больных раком молочной железы - и могу сопоставить тогдашние методы лечения с нынешними.

- День и ночь?

- Я бы не стал прибегать к столь категоричным сравнениям - мы и сейчас применяем химио- и радиотерапию, гормональные средства, а в самых запущенных случаях - направляем больных на операцию, но за последние 30-35 лет принятое лечение рака молочной железы действительно кардинально изменилось: другой подход - другие результаты...

- В чем выражается прогресс?

- Рак молочной железы настолько отличается от остальных онкологических заболеваний, что - с нашей точки зрения - абсолютно бессмысленно пытаться типизировать разные случаи на разных стадиях, искусственно привязывая каждый из них к той или иной группе, фигурирующей в медицинской статистике. Мы поняли, что в каждом конкретном случае - в зависимости от возраста и состояния больной, величины опухоли, реакции женщины на те или иные препараты, включая новейшие, и еще огромного множества сугубо индивидуальных факторов - лечение ей будет назначаться строго индивидуально. И, если одной пациентке будет достаточно небольшой операции, подкрепленной радиотерапией, то другой (причем, в том же возрасте и при том же размере опухоли) - придется провести мастэктомию в сочетании с радиотерапией и химиотерапией, а третьей - мы назначим вначале курс химиотерапии, и лишь затем - направим ее к хирургам… Сколько пациенток - столько и вариантов комплексного лечения.

inbar-0141.jpg

Согласно статистике на Западе (включая Израиль), каждая восьмая-девятая женщина заболевает раком молочной железы. Такова была эта статистика и 20 лет назад. Зато, по сравнению с теми "доисторическими" (с точки зрения прогресса медицины) временами, смертность от рака груди снизилась на 30%.

- Чем вы объясняете этот прорыв?

- Тому есть две причины, - говорит профессор Моше Инбар. - Первая - ранняя диагностика. И вторая - в Израиле лечение с применением прогрессивных комплексных методов используется особенно широко.

Чаще всего, по словам профессора Инбара, по поводу рака молочной железы в "Ихилов" обращаются пациентки в возрасте от 40 до 60 лет, "но это отнюдь не означает, что нет у нас совсем молоденьких больных", подчеркивает он.

- Случалось ли вам, профессор, возвращать больных раком молочной железы "с того света"?

- Случалось - и не раз: ведь именно в этом и заключается наша сверхзадача, - говорит Моше Инбар. - Обычно, такое происходит в тех случаях, когда женщине изначально поставили неправильный диагноз. Например, врач огорошил свою пациентку, сообщив, что у нее пошли метастазы, хотя ничего подобного не произошло. В моей практике было немало случаев, когда мне приходилось исправлять ошибки других онкологов. Полностью излечить больную раком молочной железы, у которой действительно имеются метастазы, невозможно - но продлить ее жизнь на 10-15 лет, обеспечив при этом высокое качество жизни, удается во многих случаях.

Главное, - предупреждает профессор Инбар, - никогда не называйте это медицинским чудом (я знаю, вы, журналисты, склонны к преувеличениям и превосходным степеням). Для нас, врачей, положительный результат в настоящее время - рутина. Есть, конечно, отдельные случаи, опровергающие все прежние представления о раке молочной железы, но недопустимо строить на них теории о "чудесном излечении". Речь идет, скорее, о высочайшем профессионализме и ответственности лечащих врачей, об их способности докопаться до самой сути на сугубо индивидуальном уровне, принять во внимание все факторы болезни и симптомы у данной конкретной пациентки, а затем - взвесив все "за" и "против" - назначить ей уникальное лечение.

Продлить жизнь, обеспечив ее высокое качество

Профессор Инбар знает, о чем говорит. Как показывает статистика руководимого им отделения (а оно входит на Западе в первую пятерку ведущих в онкологии), многие пациентки, "приговоренные" другими врачами всего к двум годам жизни, прожили по 10-12 лет только благодаря тому, что попали в медицинский центр "Ихилов".

Что касается профессора Инбара, то в глубине души он яростно протестует против излишнего увлечения статистикой, потому что она в любом случае демонстрирует усредненные показатели. Тем временем, каждый пациент - это целый микрокосмос. И он по-своему, сугубо индивидуально реагирует на тот или иной метод лечения. Задача врача - в ходе скрупулезного изучения истории болезни, многочисленных проверок самыми новаторскими методами и после тщательного анализа реакций организма - избрать самый эффективный, "козырный" метод лечения.

- В таких случаях я обычно говорю не о каком-то специфическом, особом лечении, а об особой удаче - или, если хотите, судьбе, - улыбается Моше Инбар.

- Считаете ли вы знаком судьбы встречу с по-настоящему талантливым врачом, которому удастся избрать самый эффективный для данного больного метод лечения?

- Нет! - горячо возражает профессор Инбар, не на шутку удивив меня: неужто один из ведущих в мире онкологов сам себе противоречит?.. - Никаких знаков судьбы! Главный фактор успеха - опыт, опыт и еще раз опыт лечащего врача и всего медперсонала. Попробую разъяснить свою мысль на конкретном примере. Восемь лет назад в наше отделение обратилась женщина. Лечившие ее до нас врачи поставили диагноз: метастазы по всему телу. К тому же, организм не восприимчив к "Герцептину". Доставили женщину к нам в больницу в полночь. Я уже собирался домой, но был настолько потрясен сложностью случая, что остался в отделении и углубился в историю ее болезни. Вижу - она прошла хирургию по совершенно иному поводу - ей оперировали ногу. И лечили - "Герцептином", который она, оказывается, прекрасно воспринимала…

- Чем закончилась эта история?

- Моя пациентка жива, хотя уже более восьми лет является раковой больной! Но значит ли это, что мы добились головокружительного успеха? Думаю, что нет. Просто историю болезни не листать надо - а внимательно, вдумчиво читать, причем - всю, а не только те страницы, которые отведены под описание опухоли и метастаз.

Сверхзадача: и жизнь спасти, и грудь не изуродовать

Эффективность лечения зависит от правильности оценки врача реакций организма данного конкретного больного на тот или иной метод лечения.

- Например, известно, что - вразрез с данными лабораторных исследований - на практике всего 6 из 10 больных раком молочной железы положительно отреагируют на лечение гормональными средствами, - объясняет профессор Моше Инбар. - Значит, оставшихся четырех женщин мы будем лечить другими методами. Вообще, единственным видом раковых опухолей, стопроцентно реагирующим на принятое в этих случаях лечение, признан рак яичек у мужчин. И если вы мужчину лечите, но его организм на принятое во всем мире лечение не реагирует, это означает лишь одно: данный пациент не болен раком яичек, была допущена ошибка при диагностике.

- Много ли больных, от которых "судьба" отвернулась и при постановке диагноза была допущена ошибка, прошли через ваше отделение?

- К сожалению, очень много… - говорит профессор Инбар. - Но, одно дело, если такая женщина приехала на лечение из России или любой другой страны, испытывающей нехватку современной медицинской техники либо новейших препаратов… Совершенно иное - когда приезжает такая больная в Тель-Авив из Парижа или Нью-Йорка. Уж там-то на дефицит диагностической аппаратуры пожаловаться нельзя - ведь в подавляющем большинстве клиник используется новейшая техника…

- Значит, из высокоразвитых стран Запада лечиться в Израиль приезжают только благодаря безукоризненной репутации наших специалистов? - задаю я риторический, впрочем, вопрос и тут же спешно (чтобы загладить неловкость) меняю тему: - Насколько мне известно, во многих медицинских учреждениях России женщину даже с сантиметровой опухолью обычно направляют на хирургическую операцию…

- Ну, это свидетельствует вовсе не о нехватке медицинской техники - а, скорее, о господствующих в среде российских специалистов подходах: видимо, у вас на родине по-прежнему убеждены, что скальпель - самое верное средство избавления от рака молочной железы.

- А как относятся к оперативному вмешательству в Израиле?

- Мы считаем, что скальпель - всего лишь часть успешного лечения, - говорит Моше Инбар. - При этом, в разных израильских больницах подходы к лечению рака молочной железы разнятся. В некоторых - подобно России и ряду других стран - тоже по-прежнему стремятся как можно скорее провести мастэктомию, потому что это - самый надежный способ продлить пациентке жизнь, причем на относительно хорошем уровне. Но если женщина попадает вначале - еще до визита к хирургу - к опытному врачу-онкологу, он наверняка приложит все усилия к тому, чтобы и жизнь ей спасти, и грудь не изуродовать. Потому и предложит альтернативные методы лечения: химиотерапию, радиотерапию, гормональные средства. И, только если болезнь зашла слишком далеко, такой пациентке, скорее всего, удалят лишь часть молочной железы.

Задайте Ваш вопрос: +972-528-28-24-16

Возможные пути организации лечения: